Живу долго... Неужели - слишком долго?

Николай Аносов благодарен медикам краевой клинической больницы +5 Не заметил, как подошла "вторая молодость", а вместе с ней - болячки, больницы и гора таблеток.

Николай Аносов благодарен медикам краевой клинической больницы +5

Не заметил, как подошла "вторая молодость", а вместе с ней - болячки, больницы и гора таблеток. А ведь ещё не так давно я совсем не чувствовал свой возраст, работал, рыбачил, лес топтал и на вечернюю зорьку с ружьём ходил.

Диалектика существования

Теперь ружья достаю из сейфа, поглажу их и - обратно под замок, и так уже три года. Третий год подряд медведи повадились к нам в Игарку, гуляют по микрорайонам и кладбищам. Наверно, вспомнили свою родину, ведь город наш в 30-х годах прошлого века называли медвежьим углом.

Остров, на котором я живу со своей Любашей, ранее назывался Самоедским, потом его переименовали, назвав Полярным - по названию совхоза, а затем уже он стал Игарским. Вверх по Енисею, рядом с городом, ещё два острова, один - Большой медвежий, а второй - Малый медвежий.

Город и остров разделяет протока Игарская шириной 480 метров, ранее она именовалась Осетровой. Уж больно большие глубины и ямы в ней. Благодаря этой протоке и было решено в 1927 году строить город-порт, первый город социализма за полярным кругом. В июне 2024 года Игарка будет отмечать свой юбилей - 95-летие.

Сегодня все СМИ России молчат об успехах первого северного города социализма. А ведь ещё 45-50 лет назад Игарка гремела и частенько рапортовала о своих достижениях в освоении бескрайнего Крайнего Севера. Тогда население её было более 25 тысяч человек, сегодня - не более 4 тысяч.

Наверное, в этом есть какая-то зловещая закономерность - правило бумеранга, ведь город в основном строили подневольные, бесправные граждане СССР, репрессированные со всей страны, люди всех национальностей и вероисповеданий - литовцы, украинцы, немцы Поволжья, греки, казахи, русские.

Холод и голод постоянно сопровождали их, была очень большая смертность, особенно малых детей. На нашем кладбище, а оно было самое первое в городе социализма, очень много безымянных детских холмиков. Только за годы репрессий в Игарке были расстреляны более 900 человек - "врагов народа".

После смерти Сталина едва ли не все расстрелянные по решению тройки НКВД были оправданы и реабилитированы, а вот где они захоронены, никто не знает. Одни утверждают, что тела убитых были погребены в трясине болот, которые в большом изобилии находятся вокруг Игарки, и часто тела покойников служили пищей для медведей.

Сегодня медведи и крысы снова атакуют Игарку, ведь эта территория всегда была их домом. Из школьных учебников мы знаем, что в природе никогда не бывает пустоты - если уходит один вид животного мира, на его место приходит другой, более сильный и выносливый. Такова диалектика существования и выживания всего живого на нашей планете Земля.

Трепетное отношение к пациентам

В 1985 году я серьёзно захворал, была сильная простуда, а всему виной - коммунист Вовка Белоконь по прозвищу " шнурок". Тогда, в 1981-м, партийная организация коммунистов совхоза "Игарский" осталась без секретаря, в самом нашем хозяйстве никого не могли найти, кто бы возглавил её.

Володя в то время был коммунистом и работал в строительном управлении "Игарстрой". Мы одновременно, в июне 1978 года, окончили Красноярский политехнический институт. Мне пришлось уйти переводом в аэропорт, а он пришёл в совхоз прорабом.

Первым секретарём горкома партии тогда был Александр Тимофеевич Кузьменко - волевой мужик, но плохой хозяйственник. Трагически сложилась его судьба: живя и работая уже в Красноярске, он был убит мужчиной из ружья у себя в кабинете.

В лютые морозы 1985 года Володя умудрился заморозить все теплотрассы нашей островной котельной. Почти неделю жители улицы Набережной отогревали и восстанавливали теплосети, а именно - братья Шапаниди Валера, Гоша и Коля, Миша Фролов, Серёжа Жилинский, Руслан Надршин, Сергей Зуев - Захаров, Паша Юрченко, Валера Толстых. Сегодня никого из них уж нет в живых, замечательные были мужики, любили выпить, но и работали как надо.

19 апреля 1985 года меня прооперировали в краевой клинической больнице, которая и сейчас располагается в Красноярске на улице Партизана Железняка, 3а. Тогда-то я и познакомился с подземным переходом между поликлиникой и главным корпусом, стены которого и сегодня выложены голубой керамической плиткой того времени.

9 ноября прошлого года я снова очутился в знакомой поликлинике. Вроде и не прошло 38 лет - в ней всё так же много посетителей, как в большом муравейнике. Все спешат по лестнице взад и вперёд, лифта нет, в общем, обычная жизнь крупного медицинского заведения.

У каждого кабинета своя очередь, над каждой дверью кабинета появилось табло-информатор с указанием фамилии врача и пациента, работает негромкое звуковое сопровождение. Почти в каждом крыле поликлиники - медицинские посты, всего этого 38 лет назад не было. Просто была простая очередь по указанному в талоне времени приёма у врача.

Но что заметил? Среди всего этого хаоса движения человеческих тел есть компас, который направляет поток в одно русло. Без шума, без ругани, без оскорблений и унижений. Полная идиллия, понимание и уважение между людьми. Всё направлено на одно - на лечение всех пациентов, независимо от социального положения и объёма кошелька.

Здесь все равны, как перед Богом, душой чисты и нету черноты. Люди разные, у каждого своя болячка. Едва ли не все - иногородние, наверное, поэтому такое трепетное, человеческое отношение медперсонала к своим пациентам.

Надо заметить, что каждый кабинет врача, каждое рабочее место медперсонала оборудовано оргтехникой, всё завязано в одну общую многожильную цепь. Объём памяти и скорость обработки данных каждого пациента - колоссальный. Иначе, наверно, и нельзя, ведь только за 2022 год 87 000 пациентов получили медицинскую помощь в поликлинике ККБ.

Почему запущена болезнь?

Беседуя с пациентами из разных уголков нашего Красноярского края, сделал вывод, что с таким наплывом посетителей надо строить при больнице социальную гостиницу, ведь не у каждого есть возможность снимать квартиры или ночевать по вокзалам. Надеюсь, что Егор Евгеньевич Корчагин, главврач ККБ, обратиться в краевое правительство для положительного решения данной острой проблемы.

Одно дело транспортная составляющая, а это львиная доля семейного бюджета, но и само проживание в краевой столице очень дорогое. Ведь иногда человек умирает только потому, что нет денег. Когда врачи говорят родственникам усопшего, что надо было раньше обращаться, болезнь запущена и так далее, никто не задаётся вопросом, а почему так произошло. А причина лежит на поверхности: у человека не было денег.

Сегодня все пожилые люди "стоят" на учёте, и их частенько обзванивают и приглашают пройти диспансеризацию по месту жительства. Вроде это очень хорошо - прошёл её и живи спокойно. Но есть одно большое "но", ведь её надо пройти качественно у всех врачей, со сдачей кучи анализов. А если нет УЗИ, как в Игарской горбольнице, уже почти год как нет специалиста, последнее время часто не работает лаборатория по забору крови.

Более трёх лет не работает ФГС, причина та же - нет специалиста. А без анализов о какой качественной диспансеризации можно говорить? Так, гадание на кофейной гуще, пальцем в небо.

Уже на протяжении нескольких лет в Игарской больнице остро ощущается нехватка врачей, медсестёр. Один доктор ставит галочки за двух, а то и за трёх отсутствующих специалистов. Если смотреть по отчётам, большинство пожилого населения в Игарке проходит диспансеризацию, но почему тогда такая большая смертность? Уже почти пятилетку мы опережаем все города края по этому показателю. Смертность в Игарке превышает рождаемость почти в четыре раза.

В феврале 2022 года имел возможность обсудить проблемы медицины в городе Игарке и в целом в Туруханском районе с заместителем министра здравоохранения Красноярского края Александром Анатольевичем Украинцевым. Умный мужик, бывший военный хирург, человек на своём месте.

Красной линией подвели черту под нашей беседой. Инвесторы должны вкладывать в медицину со своих сверхдоходов - так, как это делает АО "Норникель" на Таймыре. В Туруханском районе самый крупный налогоплательщик и инвестор - "РН-Ванкор". Администрация района в лице её главы Олега Шереметьева должна плотнее работать с "РН-Ванкором" в решении всех проблем медицины, иначе смертность так и будет лидировать над рождаемостью.

Чтобы рождаемость на территории Игарки и всего Туруханского района была в разы больше смертности, надо им работать на Россию, а не на Даллеса и ныне покойного Егора Гайдара.

А на Севере - как при царе Горохе

С Егором Евгеньевичем Корчагиным я заочно познакомился в начале января 2004 года, тогда он был начальником управления здравоохранения администрации Красноярского края. Уже тогда понял, что он человек слова и дела. И вот судьба спустя 20 лет снова заочно свела меня ним, теперь я вижу его работу изнутри палаты N 7103 кардиологического отделения N 4.

Тернистый путь я прошёл, прежде чем попасть в это отделение. В краевую больницу меня направили из Игарской, в которой я пролежал пять дней. После прохождения обследования у кардиолога в поликлинике меня отправили в отделение, где лечащий врач Василий Михайлович Шумский, зайдя в палату, пояснил: необходимо делать операцию.

Когда человек попадает на больничную койку, он полностью доверяет своему лечащему врачу. Кардиология N 4 находится на седьмом этаже, палаты однотипные, 5-местные, полностью укомплектованные всем необходимым для пациентов. Над каждой кроватью - индивидуальные светильники, рядом - от двух до четырёх розеток на 220 вольт.

В каждой палате под потолком установлены кварцевые лампы. Кварцевание проходит два раза в сутки, по 15-20 минут. Кровати, постельные принадлежности - всё первой категории, как у космонавтов. Над каждой есть кнопка экстренного вызова медперсонала, во всех палатах, коридорах очень тепло, батареи отопления везде перекрыты, на каждой установлены краны, в любое время пациенты могут сами открыть кран, чтобы батарея прогрелась. Температура на стояках отопления не менее 80 градусов. На окнах везде стеклопакеты, в любое время можно проветривать палату.

Питание 3-разовое, привозят его каждому пациенту в специальных контейнерах, очень удобно. В коридоре установлена колонка горячей и холодной питьевой воды. И самое главное - в каждой палате отгорожен угол, где размещены туалет, умывальник, ванна и все туалетные принадлежности, тоже очень удобно.

Почему так подробно описываю условия, в которых находятся пациенты? Просто сравниваю с условиями в нашей больницы, тоже краевого подчинения. Кстати, она моложе краевой клинической аж на 20 лет. Но условия у нас на Крайнем Севере - как при царе Горохе. Холод и убогость во всём. Убито всё: кровати, стулья, тумбочки, общий туалет один на всех, кто лежит в терапии.

Почему так? Разные статьи финансирования или разные подходы руководителей учреждений одного ведомства? Вопрос открытый, но ведь мы все - граждане своей страны, у нас одна Конституция, один президент. У нас есть "РН-Ванкор" (дочка "Роснефти"), которого нет в Красноярске, у нас, на территории Туруханского района, уже несколько лет профицитный бюджет, за 2021 год профицит составил 1 миллиард 200 миллионов рублей.

Вроде у нас есть всё для решения всех проблем района и Игарки, но почему убита медицина и никто не хочет её оживить? Почему смертность превышает рождаемость почти в 4 раза? Неужели кругом - враги народа, только замаскированные, скрытые подпольщики?

Вопросов много, а ответов нет. У нас есть все федеральные структуры - как в городе, так и в районе. А вот "посадок" нет, наш президент В. В. Путин сказал и указал на российском телевидении: должны быть " посадки", но когда - не уточнил. Наверное, ещё не время, ведь мы пока не вымерли и не замёрзли на вечной мерзлоте.

Операцию мне делали в 10-м блоке хирургического отделения. Бригада из пяти человек под руководством Д. А. Малышкина. Молодцы, ребята и девчата,- все молодые, но высококлассные специалисты своего дела.

Что мне бросилось в глаза и нашло яркое отражение в моём подсознании, так это микроклимат, которым наполнена вся краевая клиническая больница. Где бы я там ни был, к кому бы ни обращался, не чувствовал холода, отчуждения, а ведь у них перед глазами проходят люди из разных уголков нашего Красноярского края. Каждый - со своими проблемами, болячками, каждому надо найти нужные слова.

Только за 2022 год в краевой клинической больнице были пролечены 42 тысячи пациентов, из них более 5 тысяч получили высокотехнологическую помощь. В больнице работают 4 364 сотрудника - это население всей Игарки вместе с собаками. Врачей разных направлений - почти тысяча человек, а медицинских сестёр - более 1 500. И обслуживающего персонала - столько же, если не больше.

Поэтому больница в народе и носит заслуженно название - "Первая краевая". Сегодня она по уровню обслуживания, по количеству приёма и лечения жителей нашего края не имеет себе равных. Она имеет 9 филиалов санитарной авиации - как целое воинское подразделение. Только за 2022 год ими было эвакуировано 3 500 больных из разных уголков нашего громадного края.

Всей этой махиной руководит и направляет команда высочайших профессионалов под руководством их главврача - Егора Евгеньевича Корчагина, человека необычайного таланта и профессионала своего дела.

Нет человека - нет проблем?

В пятницу, 24 ноября, прилетел домой, в родную Игарку, где родился, женился, пенсию заработал, детей вырастил. Всё родное, всё своё. Темнота, холода, и только северное сияние освещает дорогу домой.

Автобус не ходит в бывший совхоз "Игарский", зато встретила Любаша с санками, рюкзак привязали и пошли потихоньку домой - путь длиной два километра, благо мороз не большой, всего под тридцать.

В понедельник взял выписку из истории болезни и пошёл в город, на приём к терапевту и невропатологу. Пока я отсутствовал в Игарке, у нас в поликлинике появился новый терапевт - Тамара Вениаминовна Лучшева. Приехала в Игарку в первый раз из Хакасии, живёт в Абакане.

Приняла она меня хорошо, послушала, но что-то была расстроена. Медсестра Галина Ивановна Кашурина занималась у себя в уголке и не обращала никакого внимания на нашу беседу. Когда вопрос стал о распечатке документа, стало понятно, что Тамара Вениаминовна, мягко говоря, не владеет навыками работы на оргтехнике. Минут, наверное, двадцать она пыталась распечатать один листок - всё безуспешно.

Медсестра Галина Кашурина сидела в сторонке и вроде не замечала, что врач, которая старше её более чем в два раза, мучается, нервничает. Мне неудобно было смотреть, как унижали человека преклонного возраста. На Крайнем Севере не принято не помогать человеку, если он в этом нуждается. Всегда игарчане с открытой душой помогали вновь прибывшим, чем могли.

Всё увиденное меня просто шокировало, ведь я лишь три дня назад покинул краевую. Увидел, как относится персонал в краевой и здесь, в родной Игарке, и давление сразу поднялось до 160, хотя при выписке из краевой было 110 на 60.

Подошла пятница, пришёл в аптеку, а там рецепта нет, пришлось идти в поликлинику. В регистратуре молодая - видно, что новенькая - сотрудница весело объявила: приём врачом закончен, и демонстративно отвернулась. Мол, что вы тут ходите и ходите, ваше место уже давно за Северным городком.

Всё-таки есть Бог на свете. В это время пришла Марина Нирова, душевный человек, и спокойно, с очаровательной улыбкой выдала мне направление к терапевту Тамаре Вениаминовне Лучшевой. Зайдя в кабинет, заметил, что у врача теперь медсестра Оля. Она пояснила, что рецепт уже в аптеке, и это меня крайне удивило, ведь я только что пришёл из аптеки.

Делать нечего, поблагодарил и ушёл. Очаровательная Варя, посмотрев мои документы, радостно объявила, рецепт поступил из больницы со льготой в 50 процентов. Для меня это был опять удар ниже пояса, какой-то заколдованный круг в родном городе. Махнул правой рукой и не стал получать положенные мне лекарства.

Решил сначала разобраться с льготой N 511 и 513. Ведь при выписке из кардиологии N 4 краевой больницы врач Василий Михайлович Шумский фломастером подчеркнул номер приказа Минздрава РФ от 22.09.2022 года (N 639Н) и номера льгот 511 и 513. Пояснив при этом, что лекарство мне должны выдавать бесплатно на протяжении 24 месяцев.

Кому верить? Конечно, врачу краевой. Пришлось звонить в министерство, на горячую линию. Вскоре от них пришёл аудиоответ, где всё подробно было разжёвано по моей льготе.

Прошла ещё неделя, стояли трескучие морозы, в город не попасть, автобусы не ходят ещё через протоку Игарская. После прослушивания аудиозаписи Тамара Вениаминовна пояснила: "Я вам всё выписала, как указано в приказе Министерства здравоохранения РФ". И показала мне мою карточку, где она ещё две недели назад сделала все записи. Оказывается, наши медсёстры решили проучить пожилого человека, которая всю сознательную жизнь проработала в медицине. Раньше такого отношения к врачам в нашем заполярном городе Игарка никогда не было.

Почему отношение медперсонала к пожилым людям у нас в городе одно и совершено другое - в краевой клинической больнице? На сегодня вопрос остаётся открытым. Возможно, наши молодые сотрудницы выполняют какое-то тайное указание. Если это так, становится понятно, почему у нас такая большая смертность. Ведь нет человека - нет проблем, и экономия лекарств, материалов, и Социальный фонд богаче будет.

...Слышал, что на Кавказе очень много долгожителей, и там, если человеку исполняется 150 лет, сами родственники увозят его в горы и оставляют без средств сосуществования. Это закон рода, он у них уже несколько тысячелетий. Но у нас нет предела срока человеческой жизни: живи столько, сколько у тебя на роду написано. И по Конституции России каждый наш гражданин имеет право на бесплатное обслуживание и жить до глубокой старости.

А может, всё дело во мне? Может, есть какой-то засекреченный формуляр, который прописывает, что тем, кому за 70, пора в березняки? Вот задача, которую надо бы разгадать. А может, и правда живу слишком долго...

Фото автора и сайта Красноярской краевой клинической больницы.

Игарка.

Последние новости

В Краснотуранском районе открылся новый фельдшерско-акушерский пункт

На юге Красноярского края открылся открылся новый фельдшерско-акушерский пункт.

Состоялось 128-е заседание Избирательной комиссии края

21 июня состоялось сто двадцать восьмое заседание Избирательной комиссии Красноярского края.

Краевые парламентарии отметили вклад эвенкийской рукодельницы в сохранение культуры народов Севера

КРАСНОЯРСКИЙ КРАЙ, /НИА-КРАСНОЯРСК/. Жительницу Эвенкии за ее труд поблагодарят депутаты Законодательного Собрания.

Card image

Тех, кто реже будет пользоваться услугами такси и чаще — общественным транспортом, может стать больше.

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *